Четверг, Ноябрь 23, 2017
Home > Истории > Танк на подводных крыльях: знаменитый советский проект!

Танк на подводных крыльях: знаменитый советский проект!


Подробностей «проекта 80» вы не узнаете из военно-технических справочников и исторических книг. О танках, обгоняющих на воде быстроходные катера, не травят байки бывалые вояки: несмотря на то что проект был воплощен в металле, машины так и не поступили на вооружение Советской армии.

Людей, создавших уникальный аппарат и доводивших его до ума, почти не осталось в живых.

Об устройстве морского скоростного танкодесантного плавсредства «проекта 80» нам рассказали сотрудники КБ «Вымпел» (в те времена — КБ «Волгобалтсудопроект») и Навашинского судостроительного завода, ныне заслуженные инженеры, а тогда — молодые конструкторы и механики.

Технические данные мы получили в некогда секретных архивах КБ «Вымпел». Лишь один вопрос так и остался без ответа: кому и для каких целей понадобился танк на подводных крыльях, способный обогнать любой движущийся объект на воде?

Понтон-трансформер

С этим вопросом можно было бы обратиться к полковнику Мургалеву, который составлял техническое задание и был первым военным куратором проекта. Павел Михайлович Мургалев — легендарная личность.

Именно он изобрел противоминный трал для танка Т-34, принятый на вооружение в 1942 году и прошедший всю Вторую мировую войну.

ТЗ для скоростного танкодесантного плавсредства предусматривало способность быстро принимать на борт танк Т-54 (позже Т-55), скорость движения свыше 50 км/ч и высокую мореходность, в частности способность двигаться при волнении до пяти баллов. Важным и, пожалуй, сложнейшим требованием была возможность вести огонь прямо с воды.

Разработка плавсредства началась в конце 1950-х годов. Танковый понтон, оснащенный собственным двигателем и подводными крыльями, конструировался на КБ «Волгобалтсудопроект» под руководством Михаила Щукина.

Крылья разрабатывались в ЦКБ по судам на подводных крыльях завода «Красное Сормово» (ныне ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева) — там же, где родились скоростные теплоходы «Ракета» и «Метеор». Аппарат получил и двигатель от «Ракеты» — дизель М-50, способный развивать пиковую мощность 1200 л.с.

Морское скоростное танкодесантное плавсредство «проекта 80»

Комплект скоростного танкодесантного плавсредства состоял из двух катеров. Подобно обычным немоторизированным понтонам, они навешивались по бокам на танк, оснащенный специальными проушинами. На каждом катере имелось по два гидроцилиндра, с помощью которых плавсредства приподнимались над землей. В таком положении танк входил в воду до определенной осадки.

В транспортном положении подводные крылья на катерах были подняты и напоминали скорее антикрылья гоночного автомобиля. Подняты и прижаты к борту были и крылья-стяжки впереди и позади танка.

По достижении водоизмещающего положения половинки стяжек опускались и защелкивались, образуя жесткие поперечные перекладины на уровне днища плавсредства. Благодаря стяжкам катера могли нести танк, не расходясь в стороны. В следующее мгновение гидроцилиндры уже поднимали танк над уровнем воды и понтоны начинали водоизмещать.

Гребной винт и рулевая колонка катера были совмещены с задним подводным крылом, поэтому глубину погружения винта можно было регулировать. Плавсредство отходило на глубину в водоизмещающем положении, затем подводные крылья опускались полностью

Поперечные стяжки, погруженные в воду даже в водоизмещающем положении, также имели профиль крыла и помогали катерам подняться над водной поверхностью.

Важно, что и навеска катеров на танк, и смыкание крыльев-стяжек происходило с помощью гидравлики и не требовало ручного труда. Полное комплектование плавсредства перед выходом на воду занимало 45 минут, а освободиться от понтонов, выйдя на берег, танк мог всего за 3 минуты.

На катера «проекта 80» устанавливали малопогруженные подводные крылья конструкции Ростислава Алексеева. Они обеспечивают высокое гидродинамическое качество и малую осадку, а следовательно — высокую скорость движения. Главный недостаток таких крыльев состоит в том, что им противопоказано сильное волнение

Жизнь только миг

К 1966 году на Навашинском судостроительном заводе был изготовлен макет плавсредства на подводных крыльях в масштабе 1:2, который проходил испытания на скромной речке Тёше.

А уже в следующем году полноразмерный опытный образец отправился на большую воду — в Севастополь. «Экипаж каждой машины был небольшой, всего два человека — водитель и моторист, — рассказывает ведущий специалист Навашинского завода Валентин Борисович Галин, — причем один водитель мог управлять как собственным катером, так и плавсредством в целом.

Управление рулями и двигателями осуществлялось с помощью электродвигателей и синхронизировалось по кабелю».

На воде плавсредство «проекта 80» сразу же превысило проектную скорость, разогнавшись до 58 км/ч. А вот с прочностью конструкции возникли проблемы. Во время одного из испытаний лопнула стяжка. Катера разошлись, и танк ушел под воду.

К тому времени аппарат еще не успел уйти на глубину, поэтому ни экипаж, ни сам танк не пострадали. Для расследования инцидента в Севастополь прислали группу специалистов из «Волгобалтсудопроекта».

«Мы наклеивали на крылья-стяжки множество датчиков, закрепляли их эпоксидной смолой, подключали к контрольному оборудованию в специально установленной рубке и выходили в море, — говорит Павел Семенович Карпов, работавший тогда конструктором 1-й категории в секторе прочности.

— В результате удалось обнаружить, что в зоне максимальной концентрации напряжения на крыле был пропилен паз, который и стал причиной разрыва».

Не совсем гладко все было и с мореходностью. Да, аппарат мог двигаться по воде при волнении до пяти баллов, но только в водоизмещающем положении, с соответствующей низкой скоростью. Парить на подводных крыльях плавсредство могло при волнении не более трех баллов.

При попытке штурмовать неспокойное море полным ходом понтоны буквально ныряли в волну. Вода попадала в воздухозаборники двигателей, и дизели глохли. Как правило, после остановки моторы удавалось быстро завести вновь.

Во время одного из испытаний жизни членов экипажа понтона оказались под угрозой: люк воздухозаборника закрылся, и двигатель стал быстро откачивать воздух из внутренних помещений. К счастью, моторист вовремя догадался перекрыть подачу топлива и заглушить мотор.

В транспортном положении подводные крылья, рулевые колонки, гребной винт и крылья-стяжки поднимались вверх. На суше гидроцилиндры приподнимали катера над землей, позволяя танку двигаться

Задача, которую изначально можно было считать невыполнимой, — это ведение огня с воды. Танковый прицел на такой характер стрельбы не рассчитан. Стрельба с движущегося судна по береговым целям требует совершенно иных систем наведения и стабилизирующих устройств.

Ударная волна, образующаяся при выстреле, оказывает колоссальную динамическую нагрузку и на узлы самих понтонов, и на механизмы крепления их к танку. Стоит ли говорить об угрозе здоровью экипажей неукрепленных алюминиевых катеров…

Надо отметить, что столь впечатляющие выстрелы выплывающих из трюма десантного корабля танков ПТ-76 — это всего лишь эффектная показуха: стрельба ведется вхолостую с уменьшенными более чем в половину пороховыми зарядами.

Это при том, что калибр там всего 76 мм (против 100 мм у Т-54/55), а танк изначально плавающий. И все же испытания стрельбы на ходу в рамках «проекта 80» проводились. Разумеется, они не увенчались успехом.

Проблемной оказалась угловая передача ведущего вала — та, что позволяла винту подниматься из воды вместе с подводным крылом. Сложный узел не выдерживал нагрузок, и его то и дело приходилось переделывать.

И все же конструкторам удалось довести машину до ума. На судостроительных заводах в Навашино, Рыбинске, Астрахани было построено 13 комплектов скоростных танкодесантных плавсредств «проекта 80». Экспериментальный батальон крылатых танков базировался в Севастополе.

Ходили слухи, что часть машин отправилась на Балтику. А в 1971 году проект закрыли. Почему — не смог ответить ни один из наших сегодняшних консультантов. Правда, догадаться не сложно.

Источник