кузнецов рождение мечника читать

283374

Рождение мечника (СИ) читать книгу онлайн

Шкодливая и немного жёсткая ода фемдом. Генетические и социальные эксперименты привели космическую цивилизацию к матриархату. Не слюнявому, призванному ублажить главного героя, а самому что ни на есть жёсткому и реалистичному, с полной сменой полярности полов. Секстехнологии на службе серьёзных дам, одержимых идеями Космической Экспансии; усмирённый космос, трепещущий под жёсткой поступью человечества; идейная непримиримость звёздных цивилизаций, в своё время очистивших космос от чужих — вот что такое Валькирии космоса. Здесь человек — самый опасный хищник в исследованной галактике, а вершина пищевой цепи — валькирии, космические десантницы гордой звёздной Республики.

И вот однажды глобальная экспансия Республики наталкивается… на обычного земного бабника. Что будет с многовековой космической цивилизацией дальше? Сможет ли она жить, как и прежде? Да и так ли прост землянин, как это кажется на первый взгляд?

Валькирии космоса. Книга 1. Рождение мечника

На коленях перед алтарем,

Я стою, грудь пылает огнем,

Перевернутый крест Люцифера висит на стене.

Ты ушла от меня на тот свет,

Жаль, со мною тебя рядом нет,

Ты пылаешь сейчас без меня в жарком адском огне.

(Сектор Газа «Сожжённая Ведьма»)

— Ты просто ненормальный, Леон! Мне же утром на работу, а ты уже полночи на мне пашешь! Я так больше не могу! — Лена отползла в дальний угол кровати и попыталась заснуть. У неё вполне закономерно ничего не получилось — слишком сильно вымотал девочку. Из оккупированного хрупким созданием угла раздались сдавленные рыдания. В который уже раз пришлось гасить женскую истерику ласками и нежными словами, но я знал: утром она уйдёт и больше не вернётся.

Убаюканная чуть ли не на руках, Лена вскоре успокоилась, над моим ухом зазвучало её ровное дыхание. Я отполз подальше и раскинулся на кровати, заложив руки под голову. Вроде нормальный мужик, а никак не могу завести постоянную связь. Подумаешь, немного требовательней других в постели! Я покосился на вымученно улыбающуюся во сне девочку. Ну, может и не «немного»… Но ведь поначалу всем нравится! Девчонки просто пищат от счастья… но надолго их душевного подъёма не хватает. Ну, неделя. Ну, две. А потом начинаются истерики. Ещё и ненормальным обзывают… Сначала «Котик, ты супер!» «Ещё! Ещё!», а потом — «Ты просто ненормальный!» — Вот так у женщин во всём.

Странно, но боевые искусства, которыми я занимался с восьмилетнего возраста, сыграли в этой моей чрезмерной сексуальности двоякую роль. Когда пропала моя первая любовь, такая же детдомовская, как и я, именно боевые искусства помогли собрать себя по кускам и выбросить в жизнь. Но они же и развили моё тело, подарив ему немыслимую выносливость, которая, вполне естественно, находила выход и в половой сфере.

Говорят, боевые искусства помогают переводить сексуальную энергию в физическую активность. Ведь неспроста боевыми искусствами в том же Китае занимаются в храмах, то есть местах традиционно пуританских, местах веры и духа, но не праздных желаний. Вон, даже Адриано Челентано в свой глубинке дрова колол… Возможно, кому-то это и помогало, но только не мне.

Зато неизменным спутником очередного расставания становились воспоминания. Марина. Девчонка с вёрткой лисьей натурой, с неприлично кошачьими глазами. Пепельная блондинка, натуральная… Хотя тогда всё было натуральным. Мы были детьми, пусть и вынужденными выживать в коллективе, а потому чувства и эмоции, поглотившие нас, стали подлинным откровением для нас обоих. Мы доверились тогда им и друг другу. Вернее, сначала доверились друг другу, чувства пришли позже…

…Туалет в мужской половине детского дома был самым обычным, ничем не примечательным местом. Длинный ряд умывальников по центру, а по стенам — стандартные кабинки на армейский лад. От помещения ощутимо веяло казёнщиной… или это был въевшийся запах хлора. Однако внешность часто бывает обманчива. Под бездушной шелухой цивилизации кипел чудовищный вулкан страстей. В помещении было четверо. Три парня старшего возраста, около двенадцати лет от роду, в стандартных голубовато-серых пижамах смотрелись здесь как нельзя к месту, а вот почти сформировавшаяся, несмотря на юный возраст, девчонка ну никак не вписывалась в картину интимно мужского помещения.

Сребровласая, с милыми завитушками длинных волос, курносым носиком и большими голубыми глазищами, в бело-розовой пижамке, она смотрелась эдаким ангелом, сошедшим откуда-то с экранов советских телевизоров. Хотя было ли там место ангелам. Но вот конкретно здесь и сейчас им точно было не место. Тем не менее, девочка была, и сейчас она жалась к стене, рядом с окном, где заканчивались ряды умывальников.

— Ты обещала. — обличительно заявил самый мелкий и щупленький из подростков, стоящий к девочке ближе всего.

Его острое лицо и горящие каким-то фанатичным, болезненным блеском глаза, казалось, поджигают и обоих его спутников — только из-за оголтелости и харизмы парня они ещё были здесь, хотя отчётливо понимали всю неправильность происходящего.

— Когда мы выйдем отсюда…

— Нет! Я не хочу ждать! Ты должна мне. Сейчас.

Парень придвинулся к девочке. Она ещё сильней вжалась в стену. Большие голубые глазищи стали ещё больше от отчётливо расплескавшегося в них страха, и чего-то ещё, чисто женского, сложно поддающегося описанию. Что-то на грани лисьей хитрости и змеиной вёрткости.

— Я позову дежурного воспитателя…

— Зови, — презрительно хмыкнул парень, приближаясь ещё на полшага к белокурой.

— Он со сторожем пьёт, — просветил второй парень, казавшийся увалень-увальнем из-за своего массивного телосложения и совсем детского лица.

— Ага. Уже давно, — поддакнул третий, длинный, словно жердь, с болезненным белым лицом.

Заводила, между тем, приблизился к девчонке вплотную. Его горячечное дыхание обжигало белокурой шею, но вместо возбуждения вызывало лишь дрожь презрения. Парень положил ладонь на бедро девочке, отчего она вздрогнула и громко взвизгнула, но в последний момент взяла себя в руки. Взгляд ангелочка вспыхнул лисьей хитростью, она вдруг подалась вперёд.

— Зачем нам свидетели? — горячо зашептала девочка на ушко мальчика. — Пусть уйдут!

— Щас! — фыркнул заводила. — Они должны видеть. Чтобы… чтобы подтвердить…

Конечно, это был я, собственной персоной. Совсем мелкий, но, несмотря на восьмилетний возраст, крепко, совсем не по-мальчишески, сбитый. Вошёл уверенно, мазнул безразличным взглядом по старшим пацанам и собирался уже отправиться делать свои дела, когда глаза уловили несоответствие. В туалете была девчонка! Увиденное настолько поразило меня — того, мелкого, — что я застыл немым изваянием, оторопело разглядывая белокурое диво.

Девочка было дёрнулась, надеясь на защиту, но её надежды быстро утекли в песок безразличия — не тянул этот шкет на защитника, никак не тянул… Также подумали и старшие парни. Конечно, все здесь друг друга знали. Но старшие в основном общались со старшими, они лишь время от времени делали набеги на территорию мелюзги. Поэтому в лицо пацанёнка знали, но вот что от него ожидать — даже не представляли. Общая старшековская бравада автоматически пометила нового персонажа как досадную, но незначительную помеху.

Читайте также:  добрый субботний день друзьям картинки

— Вали отсюда, шкет! — попытался шугануть меня длинный.

Я перевёл взгляд с девчонки на старшака. Мои ноздри раздувались, всё тело отчётливо впитывало разлитые в воздухе эмоции. Женский страх. Мужское возбуждение. Любопытство. Надежду. Всё это концентрировалось в нечто такое, от чего сознание начинало медленно плыть, уступая место чему-то бессознательному.

— Обойдёшься, старшак! — хмыкнул я, делая шаг вперёд. Мой палец указал на кудряшку. — Её здесь быть не должно!

— Тебе сказали: вали отсюда по-хорошему! — надвинулся на меня здоровяк с детским лицом. Но я даже с места не сдвинулся.

— Подожди, Кирилл, — подал голос заводила. — Эй, парень. Давай, делай свои дела, и иди, куда шёл. Это не твоё дело.

На мгновение в помещении повисла напряжённая тишина. Только к женскому страху теперь примешивалась толика недоумения: девочка никак не могла взять в толк, почему с этим шкетом вообще разговаривают. Скорей всего, и сами ребята до конца этого не понимали, но что-то в моём облике заставляло разговаривать. Не шпынять — а именно пытаться уладить дело миром. Заводила, как самый сметливый, с развитой чуйкой, ощущал это лучше всех в комнате.

Источник

Рождение мечника

О книге «Рождение мечника»

Шкодливая и немного жёсткая ода фемдом. Генетические и социальные эксперименты привели космическую цивилизацию к матриархату. Не слюнявому, призванному ублажить главного героя, а самому что ни на есть жёсткому и реалистичному, с полной сменой полярности полов. Секстехнологии на службе серьёзных дам, одержимых идеями Космической Экспансии; усмирённый космос, трепещущий под жёсткой поступью человечества; идейная непримиримость звёздных цивилизаций, в своё время очистивших космос от чужих — вот что такое Валькирии космоса. Здесь человек — самый опасный хищник в исследованной галактике, а вершина пищевой цепи — валькирии, космические десантницы гордой звёздной Республики.И вот однажды глобальная экспансия Республики наталкивается… на обычного земного бабника. Что будет с многовековой космической цивилизацией дальше? Сможет ли она жить, как и прежде? Да и так ли прост землянин, как это кажется на первый взгляд?От автора:В книге вас ждут авантюрные приключения по типу Джеймса Бонда, только с нашим земляком в главной роли. Земные спецслужбы, инопланетные разведки, космические сражения, рассудительный и скользкий главный герой и много красивых и сильных женщин, а уж сколько здесь откровенных сцен с их участием… Но примитивного гаремника не ждите, здесь всё очень непросто. Даже столкнувшиеся в смертельной схватке звёздные цивилизации отнюдь не служат упрощённым фоном для главного героя, да и над будущим земного человечества придётся серьёзно призадуматься…Книга посвящена моему хорошему другу и непревзойдённому бабнику, так сказать, в порядке предупреждения, к чему всё это может привести.Внимание! Книга рвёт некоторые шаблоны. Герой не нагибатор, девочки бывают сверху. Автор в этой части вдохновлялся «Сожжённой Ведьмой» «Сектора Газа».Отдельное спасибо Валерии Власовой за отличную обложку.

Произведение относится к жанру Самиздат, Сетевая литература. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Источник

327848

Шкодливая и немного жёсткая ода фемдом. Генетические и социальные эксперименты привели космическую цивилизацию к матриархату. Не слюнявому, призванному ублажить главного героя, а самому что ни на есть жёсткому и реалистичному, с полной сменой полярности полов. Секстехнологии на службе серьёзных дам, одержимых идеями Космической Экспансии; усмирённый космос, трепещущий под жёсткой поступью человечества; идейная непримиримость звёздных цивилизаций, в своё время очистивших космос от чужих — вот что такое Валькирии космоса. Здесь человек — самый опасный хищник в исследованной галактике, а вершина пищевой цепи — валькирии, космические десантницы гордой звёздной Республики.

И вот однажды глобальная экспансия Республики наталкивается… на обычного земного бабника. Что будет с многовековой космической цивилизацией дальше? Сможет ли она жить, как и прежде? Да и так ли прост землянин, как это кажется на первый взгляд?

Валькирии космоса. Книга 1. Рождение мечника

На коленях перед алтарем,

Я стою, грудь пылает огнем,

Перевернутый крест Люцифера висит на стене.

Ты ушла от меня на тот свет,

Жаль, со мною тебя рядом нет,

Ты пылаешь сейчас без меня в жарком адском огне.

(Сектор Газа «Сожжённая Ведьма»)

— Ты просто ненормальный, Леон! Мне же утром на работу, а ты уже полночи на мне пашешь! Я так больше не могу! — Лена отползла в дальний угол кровати и попыталась заснуть. У неё вполне закономерно ничего не получилось — слишком сильно вымотал девочку. Из оккупированного хрупким созданием угла раздались сдавленные рыдания. В который уже раз пришлось гасить женскую истерику ласками и нежными словами, но я знал: утром она уйдёт и больше не вернётся.

Убаюканная чуть ли не на руках, Лена вскоре успокоилась, над моим ухом зазвучало её ровное дыхание. Я отполз подальше и раскинулся на кровати, заложив руки под голову. Вроде нормальный мужик, а никак не могу завести постоянную связь. Подумаешь, немного требовательней других в постели! Я покосился на вымученно улыбающуюся во сне девочку. Ну, может и не «немного»… Но ведь поначалу всем нравится! Девчонки просто пищат от счастья… но надолго их душевного подъёма не хватает. Ну, неделя. Ну, две. А потом начинаются истерики. Ещё и ненормальным обзывают… Сначала «Котик, ты супер!» «Ещё! Ещё!», а потом — «Ты просто ненормальный!» — Вот так у женщин во всём.

Странно, но боевые искусства, которыми я занимался с восьмилетнего возраста, сыграли в этой моей чрезмерной сексуальности двоякую роль. Когда пропала моя первая любовь, такая же детдомовская, как и я, именно боевые искусства помогли собрать себя по кускам и выбросить в жизнь. Но они же и развили моё тело, подарив ему немыслимую выносливость, которая, вполне естественно, находила выход и в половой сфере.

Говорят, боевые искусства помогают переводить сексуальную энергию в физическую активность. Ведь неспроста боевыми искусствами в том же Китае занимаются в храмах, то есть местах традиционно пуританских, местах веры и духа, но не праздных желаний. Вон, даже Адриано Челентано в свой глубинке дрова колол… Возможно, кому-то это и помогало, но только не мне.

Зато неизменным спутником очередного расставания становились воспоминания. Марина. Девчонка с вёрткой лисьей натурой, с неприлично кошачьими глазами. Пепельная блондинка, натуральная… Хотя тогда всё было натуральным. Мы были детьми, пусть и вынужденными выживать в коллективе, а потому чувства и эмоции, поглотившие нас, стали подлинным откровением для нас обоих. Мы доверились тогда им и друг другу. Вернее, сначала доверились друг другу, чувства пришли позже…

Читайте также:  доп отпуск северный сколько дней

…Туалет в мужской половине детского дома был самым обычным, ничем не примечательным местом. Длинный ряд умывальников по центру, а по стенам — стандартные кабинки на армейский лад. От помещения ощутимо веяло казёнщиной… или это был въевшийся запах хлора. Однако внешность часто бывает обманчива. Под бездушной шелухой цивилизации кипел чудовищный вулкан страстей. В помещении было четверо. Три парня старшего возраста, около двенадцати лет от роду, в стандартных голубовато-серых пижамах смотрелись здесь как нельзя к месту, а вот почти сформировавшаяся, несмотря на юный возраст, девчонка ну никак не вписывалась в картину интимно мужского помещения.

Сребровласая, с милыми завитушками длинных волос, курносым носиком и большими голубыми глазищами, в бело-розовой пижамке, она смотрелась эдаким ангелом, сошедшим откуда-то с экранов советских телевизоров. Хотя было ли там место ангелам. Но вот конкретно здесь и сейчас им точно было не место. Тем не менее, девочка была, и сейчас она жалась к стене, рядом с окном, где заканчивались ряды умывальников.

— Ты обещала. — обличительно заявил самый мелкий и щупленький из подростков, стоящий к девочке ближе всего.

Его острое лицо и горящие каким-то фанатичным, болезненным блеском глаза, казалось, поджигают и обоих его спутников — только из-за оголтелости и харизмы парня они ещё были здесь, хотя отчётливо понимали всю неправильность происходящего.

— Когда мы выйдем отсюда…

— Нет! Я не хочу ждать! Ты должна мне. Сейчас.

Парень придвинулся к девочке. Она ещё сильней вжалась в стену. Большие голубые глазищи стали ещё больше от отчётливо расплескавшегося в них страха, и чего-то ещё, чисто женского, сложно поддающегося описанию. Что-то на грани лисьей хитрости и змеиной вёрткости.

— Я позову дежурного воспитателя…

— Зови, — презрительно хмыкнул парень, приближаясь ещё на полшага к белокурой.

— Он со сторожем пьёт, — просветил второй парень, казавшийся увалень-увальнем из-за своего массивного телосложения и совсем детского лица.

— Ага. Уже давно, — поддакнул третий, длинный, словно жердь, с болезненным белым лицом.

Заводила, между тем, приблизился к девчонке вплотную. Его горячечное дыхание обжигало белокурой шею, но вместо возбуждения вызывало лишь дрожь презрения. Парень положил ладонь на бедро девочке, отчего она вздрогнула и громко взвизгнула, но в последний момент взяла себя в руки. Взгляд ангелочка вспыхнул лисьей хитростью, она вдруг подалась вперёд.

— Зачем нам свидетели? — горячо зашептала девочка на ушко мальчика. — Пусть уйдут!

— Щас! — фыркнул заводила. — Они должны видеть. Чтобы… чтобы подтвердить…

Конечно, это был я, собственной персоной. Совсем мелкий, но, несмотря на восьмилетний возраст, крепко, совсем не по-мальчишески, сбитый. Вошёл уверенно, мазнул безразличным взглядом по старшим пацанам и собирался уже отправиться делать свои дела, когда глаза уловили несоответствие. В туалете была девчонка! Увиденное настолько поразило меня — того, мелкого, — что я застыл немым изваянием, оторопело разглядывая белокурое диво.

Девочка было дёрнулась, надеясь на защиту, но её надежды быстро утекли в песок безразличия — не тянул этот шкет на защитника, никак не тянул… Также подумали и старшие парни. Конечно, все здесь друг друга знали. Но старшие в основном общались со старшими, они лишь время от времени делали набеги на территорию мелюзги. Поэтому в лицо пацанёнка знали, но вот что от него ожидать — даже не представляли. Общая старшековская бравада автоматически пометила нового персонажа как досадную, но незначительную помеху.

— Вали отсюда, шкет! — попытался шугануть меня длинный.

Я перевёл взгляд с девчонки на старшака. Мои ноздри раздувались, всё тело отчётливо впитывало разлитые в воздухе эмоции. Женский страх. Мужское возбуждение. Любопытство. Надежду. Всё это концентрировалось в нечто такое, от чего сознание начинало медленно плыть, уступая место чему-то бессознательному.

— Обойдёшься, старшак! — хмыкнул я, делая шаг вперёд. Мой палец указал на кудряшку. — Её здесь быть не должно!

— Тебе сказали: вали отсюда по-хорошему! — надвинулся на меня здоровяк с детским лицом. Но я даже с места не сдвинулся.

— Подожди, Кирилл, — подал голос заводила. — Эй, парень. Давай, делай свои дела, и иди, куда шёл. Это не твоё дело.

На мгновение в помещении повисла напряжённая тишина. Только к женскому страху теперь примешивалась толика недоумения: девочка никак не могла взять в толк, почему с этим шкетом вообще разговаривают. Скорей всего, и сами ребята до конца этого не понимали, но что-то в моём облике заставляло разговаривать. Не шпынять — а именно пытаться уладить дело миром. Заводила, как самый сметливый, с развитой чуйкой, ощущал это лучше всех в комнате.

Источник

Рождение мечника

Павел Кузнецов

Шкодливая и немного жёсткая ода фемдом. Генетические и социальные эксперименты привели космическую цивилизацию к матриархату. Не слюнявому, призванному ублажить главного героя, а самому что ни на есть жёсткому и реалистичному, с полной сменой полярности полов. Секстехнологии на службе серьёзных дам, одержимых идеями Космической Экспансии; усмирённый космос, трепещущий под жёсткой поступью человечества; идейная непримиримость звёздных цивилизаций, в своё время очистивших космос от чужих — вот что такое Валькирии космоса. Здесь человек — самый опасный хищник в исследованной галактике, а вершина пищевой цепи — валькирии, космические десантницы гордой звёздной Республики.

И вот однажды глобальная экспансия Республики наталкивается… на обычного земного бабника. Что будет с многовековой космической цивилизацией дальше? Сможет ли она жить, как и прежде? Да и так ли прост землянин, как это кажется на первый взгляд?

В книге вас ждут авантюрные приключения по типу Джеймса Бонда, только с нашим земляком в главной роли. Земные спецслужбы, инопланетные разведки, космические сражения, рассудительный и скользкий главный герой и много красивых и сильных женщин, а уж сколько здесь откровенных сцен с их участием… Но примитивного гаремника не ждите, здесь всё очень непросто. Даже столкнувшиеся в смертельной схватке звёздные цивилизации отнюдь не служат упрощённым фоном для главного героя, да и над будущим земного человечества придётся серьёзно призадуматься…

Книга посвящена моему хорошему другу и непревзойдённому бабнику, так сказать, в порядке предупреждения, к чему всё это может привести.

Внимание! Книга рвёт некоторые шаблоны. Герой не нагибатор, девочки бывают сверху. Автор в этой части вдохновлялся «Сожжённой Ведьмой» «Сектора Газа».

Отдельное спасибо Валерии Власовой за отличную обложку.

Источник

327848

Шкодливая и немного жёсткая ода фемдом. Генетические и социальные эксперименты привели космическую цивилизацию к матриархату. Не слюнявому, призванному ублажить главного героя, а самому что ни на есть жёсткому и реалистичному, с полной сменой полярности полов. Секстехнологии на службе серьёзных дам, одержимых идеями Космической Экспансии; усмирённый космос, трепещущий под жёсткой поступью человечества; идейная непримиримость звёздных цивилизаций, в своё время очистивших космос от чужих — вот что такое Валькирии космоса. Здесь человек — самый опасный хищник в исследованной галактике, а вершина пищевой цепи — валькирии, космические десантницы гордой звёздной Республики.

Читайте также:  день семьи на предприятии

И вот однажды глобальная экспансия Республики наталкивается… на обычного земного бабника. Что будет с многовековой космической цивилизацией дальше? Сможет ли она жить, как и прежде? Да и так ли прост землянин, как это кажется на первый взгляд?

— Это — моё дело, — без тени страха ответил тогда я, чем шокировал даже здоровяка. Тот просто не ожидал полного отсутствия реакции на себя, такого большого и страшного. — Пусть уходит.

Здоровяк первым не выдержал напряжения. Ему и так рвало крышу от ситуации с девчонкой, так ещё и это недоразумение… Он положил ладонь на мой лоб и ткнул, рассчитывая отбросить. Однако тогдашний я как-то извернулся ногами, смещая вектор тяжести, и рука старшего словно в камень упёрлась. А в следующее мгновение от меня прилетела ответка — ногой по колену. Кирилл теперь ещё больше стал походить на дитё. Вместо того чтобы бить в ответ, он заголосил, хватаясь за отбитое колено. И я тут же этим воспользовался и ударил ещё раз, по второй ноге. Но вперёд уже ринулся длинный. Вдвоём со здоровяком они попытались меня скрутить. Я ужом метался между ними, лягаясь, пинаясь, нанося неумелые, но быстрые и весьма чувствительные удары. Эта чехарда продолжалась несколько минут, пока старшие, предприняв неимоверные усилия, всё же не заломали меня и не потащили к двери.

Но даже в таком плачевном состоянии я не желал мириться с поражением. Извивался, невзирая на боль, которую доставлял каждый вывих рук, пытался достать ногами, пару раз даже больно укусил зубами. Впрочем, старшие всё равно справились. За ними была масса и некоторая рассудительность, вкупе с парной работой, тогда как я был всего лишь диким зверёнышем. Меня вытолкали взашей, и закрыли дверь перед самым носом.

В помещении воцарилась звенящая тишина. Парни тяжело дышали, их заводила хмурился, даже девчонка выглядела растерянной.

— Кто этот бешеный? — спросил длинный у заводилы.

— Не знаю. Видел среди мелких. Вроде бы он тут давно…

— Зачем он вообще влез? — задал вопрос недоумевающий здоровяк.

— Не понимаю, — вынужден был признать главный.

Он с видом победителя вновь повернулся к девчонке. Масленый взгляд водянистых глаз рождал в её душе мерзкое ощущение клейкости. И тут длинный, до того державший дверь, вдруг с воплем подскочил на месте и начал прыгать на одной ноге, что-то крича. Проход в туалет оказался свободен. Входная дверь распахнулась, и я-мелкий, подхватив с пола пущенную под дверь арматуру, безмолвной тенью проскользнул внутрь.

Щуплый заводила неотрывно наблюдал за моим приближением, я же шёл нарочито медленно, никуда не спеша — словно издевался. Глаза пристально всматривались в старшего, отслеживая каждое его движение. Лицо вмиг приобрело какой-то хищный вид, стало похоже на оскал, запёкшуюся маску. В облике меня-пацанёнка не осталось ничего человеческого — зверёныш, каких можно встретить только на улицах. И самое главное — во мне тогда не было ни тени страха, но не было и ненависти или злости, а глаза… больше всего походили на два провала в бездну возмездия.

Однако я не спешил убирать своё орудие возмездия. Внимательно осмотрелся по сторонам. Открыл каждую кабинку. Выглянул наружу. И только после этого приблизился к белокурой.

— Они сильно тебя обидели? — тихо спроси тогда я, неотрывно глядя в голубые бездны глаз.

— Да… — выдавила она против воли.

— Не волнуйся. Они больше не будут.

Парень говорил настолько уверенно, что девочку проняло. Она поверила тогда мне сразу и до конца: не будут.

— Если будут, скажи. Это неправильно — обижать девочку.

Секундное разочарование, возникшие от моих слов, тут же оказалось сметено волной благодарности.

— Леон. Меня зовут Леон.

— Знаю. Я всех знаю. Ты можешь идти, Марина. Лучше, если тебя здесь не будет, когда… придут взрослые.

Парень говорил настолько серьёзно и уверенно, что она невольно поразилась — такой мелкий, а такой… А какой — такой? Что в нём так притягивало? Она не знала ответа на этот вопрос. Да ей он был и не нужен. Просто подошла к мальчику и чмокнула его в щёчку, после чего побежала прочь из жуткого помещения, кровь в котором почему-то была даже на стенах.

Тогда я несколько минут простоял, ошарашенный. До того девочки никогда так не делали. Нет, для меня не было секретом, что со старшими они иногда… делают. Но вот так… Щека горела огнём. Даже боль в теле от перетруженных мышц не воспринималась так, как этот огонь. Я сел на подоконник, положил рядом своё орудие, и принялся ждать.

Парни на полу вскоре затихли. Я этого не знал, но они потихоньку отключились из-за нервного срыва и болевого шока. Мне тогда вообще казалось, что они умерли — слишком много натекло крови. На самом же деле обилие красной жидкости было кажущимся. Один из умывальников был сломан, что-то в сливе подтекало, поэтому сюда всегда ставили ведро. Вот это-то ведро и опрокинулось, а его содержимое смешалось с кровью из пары глубоких порезов от острой арматуры.

Нас нашли с утра воспитатели, пришедшие на работу. Дежурный ещё не проспался после ночного «дежурства», так что раньше обнаружить непорядок было попросту некому. Те же ребята, кто время от времени наведывался по своим делам, предпочитали побыстрей убраться прочь. Их тоже пугал вид крови.

Конечно, ситуацию в детдоме тогда спустили на тормозах. Виной тому, естественно, был вовсе не пьяный дежурный воспитатель. Директору банально не улыбалось отвечать перед Управлением образования за нерадивых подчинённых. Больших начальников будет мало волновать, кто затеял драку. Их будет волновать — кто из взрослых дядей её допустил. На этом строилась вся система воспитания поздней советской России. Воспитатели отвечали за проблемы с воспитуемыми. Считалось, что человека можно воспитать так, как хочет высшее начальство, и если его не воспитали, виноват не человек, а воспитатель. На такой «умной» и «гуманной» мысли в армии расцвела махровым цветом дедовщина, а в таких, как у нас, замкнутых коллективах возникли её ослабленные подобия [1]. Поэтому всё, что могли воспитатели в такой ситуации — это устроить подковёрную возню, направив все силы на сокрытие кровавой драки.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector