лесков 190 лет со дня рождения

Южно-Уральский государственный колледж

osnovnaya 56

190 лет со дня рождения Николая Семёновича Лескова ( 1831-1895) — русского писателя. Его называли самым национальным из писателей России.

В русскую литературу пришел, имея большой запас наблюдений над русской жизнью, с искренним сочувствием к народным нуждам, что нашло свое отражение в его рассказах «Погасшее дело» (1862), «Разбойник»; в повестях «Житие одной бабы» (1863), «Леди Макбет Мценского уезда» (1865).

Тема высокой одаренности русского народа получила развитие и в сказании «Левша (Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе)» (1881).

К жемчужинам русской литературы принадлежат «Тупейный художник», «Человек на часах», «На краю света», «Владычий суд». Особую группу составляют легенды на материале древнерусских житий и назидательных новелл. В этих сказаниях («О богоугодном дровоколе», «О Федоре-христианине и Абраме-жидовине», «Скоморох Памфалон», «Совестный Данила», «Прекрасная Аза», «Аскалонский злодей» и др.) художественная археология сочетается с нравственной философией.

В наследии Лескова большое место занимает сатира.

Цитаты и высказывания Н.С. Лескова

Экранизация произведений Н. Лескова:

Литература в библиотеке колледжа:

Советуем прочитать: «Леди Макбет Мценского уезда», «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», «Железная воля», «Воительница», «Левша», «Тупейный художник»

Источник

В Крыму отмечают юбилей писателя Николая Лескова

Выставка отечественной словесности «Талант любить Россию»

16 февраля исполняется 190 лет со дня рождения Николая Семёновича Лескова, одного из самых удивительных и самобытных отечественных писателей, широко и многогранно отразившего жизнь России второй половины ХIХ века. «Я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе», – замечал автор, вошедший в литературу с огромным багажом жизненных наблюдений и впечатлений.

098432246f5c7e1329d948bb63e5855d

К юбилею выдающегося прозаика библиотека-филиал №4 им. М.М. Коцюбинского МБУК ЦБС для взрослых Симферополя организовала для своих читателей и удаленных пользователей выставку отечественной словесности «Талант любить Россию».

Человек сложной литературной судьбы, недооцененный большинством современников, Лесков получил полное признание только в ХХ веке. При этом известно, что Антон Чехов и Иван Тургенев называли Николая Семёновича своим учителем. Иван Гончаров писал о своем искреннем уважении к его «симпатичному русскому таланту», а Лев Толстой отличал Лескова, как «самого русского из наших писателей».

Литературоведческие работы Бориса Другова, Ирины Столяровой, Василия Десницкого, Бориса Эйхенбаума, а также книга сына писателя, Андрея Лескова «Жизнь Николая Лескова», представленные в разделе «Писатель – странник страстный» раскрывают страницы творческой биографии классика отечественной литературы.

6b921384aedfaaa5affdacb49be3bdea

Николай Семёнович Лесков родился в 1831 году в селе Горохово на Орловщине в семье скромного чиновника – выходца из духовной среды и дочери обедневшего дворянина. Детские и отроческие годы писателя прошли в Орле. Здесь он поступил в городскую гимназию, устроился на работу в уголовную палату. Трагические события в семье (смерть отца от холеры, пожар, уничтоживший весь семейный скарб) подтолкнули будущего писателя к смене жизненного уклада. При помощи дяди-профессора он перевелся на службу в Киев. Будучи чиновником различных ведомств, Лесков по роду службы много ездил по необъятной стране. Писатель с гордостью говорил, что знает Русь как свои пять пальцев. Ему были близки и сумрачный Север, и солнечный Юг. Не случайно в произведениях Лескова художественно отобразились средняя полоса России и Украина, остров Валаам и башкирские степи.

Начало литературной деятельности Николая Семёновича связано с его переездом в Санкт-Петербург в 1861 году. Авторские работы, сначала публицистические, стали появляться в «Отечественных записках» и «Северной пчеле». Почти все произведения писателя, начиная с самых ранних, основаны на его знании народной жизни. В одном из писем Лесков замечает: «Прожив изрядное количество лет, и много перечитав, и много переглядев во всех концах России, я порою чувствую себя, как «Микула Селянинович», которого «тяготила тяга» знания родной земли». Эти знания позволяют писателю достоверно изобразить нравы, характеры, уклад различных слоев российского общества: купечества и духовенства, помещиков и крестьян. В разделе «Знаток души русской» вниманию читателей представлены такие шедевры лесковской прозы, как «Тупейный художник», «Очарованный странник», «Запечатленный ангел», «Леди Макбет Мценского уезда», «Соборяне» и др.

dd24495d3d79943c77ce486c4eca97b8

Главное украшение литературного наследия Николая Лескова – его язык. Писатель блестяще умел имитировать народную речь, язык XVIII века, любил красочность, умел писать изысканно и одновременно просто. Большой любитель лесковских сказов и хроник, Лев Толстой замечал: «Язык он знал чудесно, до фокусов». Поэтические строки Игоря Северянина о словесном кружеве Лескова стали цитатой к разделу выставки «Человек живет словами»: «А какие в них ритмы! А какая в них залежь / Слов ядрёных и точных русского языка! / Никаким модернистом ты Лескова не свалишь / И к нему не посмеешь подойти свысока».

Раздел выставки «Когда «Левшу» писал он, писал он о себе» посвящен самой известной книге Николая Лескова – знаменитому «Сказу о тульском косом Левше и о стальной блохе». Интересно, что легендарная книга в этом году празднует свой 140-летний юбилей. В 1881 году писатель написал «Левшу» и почти сразу опубликовал свое произведение в журнале «Русь». Знаменитый сказ, написанный причудливым фольклорным языком с фантастическими преувеличениями – дань восхищения автора безымянными русскими умельцами, мастерами своего дела, которые труд превращают в искусство. «Там, где стоит «левша», надо читать «русский народ», – утверждал Лесков. Трагическую историю талантливого самородка писатель считал символичной для России. Не случайно автор свяжет повествование о Левше, его последние слова о секрете англичан с неудачами в грядущей Крымской войне: «А доведи они левшины слова в свое время до государя, – в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был». В этой финальной фразе горечь от поражения России в Крымской войне переплетается с осознанием того, что «нет пророка в своем Отечестве».

05eb829403f615d597f0a8c08f696bac

Юрий Нагибин писал: «Если читатель сумеет побороть внутреннюю суету, сосредоточиться в душевной тишине и по глотку осушить пряный кубок лесковской прозы, он откроет для себя целый мир невиданной красоты, неповторимых образов, сверкающей фантазии, расписной, причудливый мир, где русский дух, безмерный и в радости, и в печали, где Русью пахнет — и сладко, и горько, и нежно, и дымно». Библиотека Коцюбинского приглашает всех любителей живого русского языка окунуться в мир героев Николая Лескова.

Источник

Лесков 190 лет со дня рождения

Как художник слова Н. С. Лесков вполне достоин встать рядом с такими творцами

литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гончаров. Талант Лескова

силою и красотой своей немногим уступает таланту любого из названных творцов,

а широтою охвата явлений жизни, глубиною понимания бытовых загадок её, тонким знанием

великорусского языка он нередко превышает названных предшественников и соратников своих.

16 февраля 2021 года исполняется 190 лет со дня рождения писателя Николая Семёновича Лескова (1831-1895). В золотой литературной линейке XIX века имя Лескова стоит сразу за именами Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Толстого и Достоевского. Лев Толстой как-то сказал: «Лесков – писатель будущего». И эти слова сбылись. Произведения Лескова – «словесного фокусника», любимы и популярны у читателей разных поколений. А названия «Левша», «Очарованный странник», «Запечатленный ангел» для россиян давно обрели нарицательную форму.

Читайте также:  выплаты на детей при рождении второго ребенка в 2021 волгоградская область

Так сложилось, что Николаю Семёновичу Лескову суждено было стать одинокой звездой на небосводе русской литературы второй половины XIX века. Непризнанный и неоцененный современниками, он прошёл большой, сложный жизненный и литературный путь. Узнать больше о писателе, которого Игорь Северянин назвал «Достоевскому равным гением», посетители библиотеки смогут на книжной выставке «Запечатленная Россия». На ней представлены публицистика Лескова, знаменитые повести, роман-хроника «Соборяне», запечатлевшие оригинальные характеры и значительные явления общественной жизни современной писателю России. Посетителей выставки привлечёт уникальное «подарочное» издание «Очарованный странник», проиллюстрированное картинами известных русских художников. В биографических и мемуарных изданиях, например, книге Л. А. Капитановой «Н.С. Лесков в жизни и творчестве» и сборнике «Независимый странник» можно найти информацию о роде Лесковых, детстве и юности писателя, его поисках гражданского, нравственного и эстетического идеала. Также на выставке представлены монографии и статьи отечественных учёных-литературоведов, посвящённые творческому пути самого русского из русских писателей.

Выставка работает по адресу: ДВГНБ, ул. Муравьёва-Амурского, 1/72, 3-й этаж, выставочный зал. Контактная информация: тел. 32-98-52.

7 интересных фактов о Николае Лескове.

1) Два класса гимназии.

В 10 лет Николай Семёнович Лесков поступил учиться в Орловскую губернскую гимназию. До этого он, с детства очень одарённый и способный, учился дома. Учеба в гимназии не задалась. Николай ненавидел рутину, зубрёжку и казёнщину, и после пяти лет обучения получил вместо аттестата справку об окончании всего двух классов гимназии, потому что отказался от несправедливой переэкзаменовки в четвертый класс. Всё бы ничего, но эта злополучная справка закрывала для Николая дальнейшую возможность обучения.

2) «Шкотт и Вилькенс»

Огромное влияние на жизнь и последующее творчество Николая Семёновича Лескова оказала служба агентом в компании мужа тётки «Шкотт и Вилькенс» – англичанина А. Я. Шкота (Скотта), который служил управляющим имений Нарышкина и графа Перовского. По делам компании Лескову приходилось много ездить по России, и эти поездки дали будущему писателю много живых и ярких наблюдений. Именно они и подтолкнули молодого человека к занятию писательским трудом.

4) Скандал с псевдонимом

Свои произведения Лесков подписывал чаще всего псевдонимом «М. Стебницкий». Именно с этим псевдонимом приключилась неприятная история, попортившая писателю много крови. В мае 1862 года в «Северной пчеле» за подписью Стебницкого была опубликована статья про пожары в Апраксином и Щукином дворах. Статья обвиняла как поджигателей – по слухам – студентов-нигилистов, так и правительство, которое не способно поймать поджигателей и бездействует. После публикации Лескова обвинили в том, что он связывает пожары с революционными надеждами студентов, появились серии ругательных статей и фельетонов. И даже несмотря на публичные объяснения ситуацию Лескову исправить не удалось – фамилия «Стебницкий» стала бранным выражением. Николай Семёнович Лесков был вынужден уехать за границу. Чтобы избежать дальнейшей травли, ему пришлось отказаться от скандального псевдонима и подписываться своим настоящим именем.

5) Народная этимология

Николай Семёнович Лесков очень ценил и тщательно изучал безграничную и богатую стихию народной речи. Свои произведения он украшал неологизмами собственного сочинения, жаргонными словечками и народными выражениями. Его излюбленным приёмом была «народная этимология» – приём, основанный на переосмыслении слова, исходя из его внешнего, случайного звукового совпадения. Микроскоп – «мелкоскоп», аксельбанты – «выксельбанты», таблица умножения – «долбица умножения». Цветистость и украшенность лесковских произведений непривычно резала слух, критики совершенно необоснованно обвиняли писателя в порче языка, вульгарности и шутовстве.

Николай Семёнович Лесков был убеждённым вегетарианцем. Он относил себя к сердобольникам – тем, кто соблюдает вегетарианство из чувства жалости к убитым животным. В 1889 году писатель опубликовал заметку, в которой исследовал основные группы российских вегетарианцев-мясопустов – тех, кто не ест мяса по разного рода гигиеническим соображениям и сердобольников, о которых было сказано выше. Также Лесков выдвинул идею создания вегетарианской поваренной книги России. Эта идея породила в прессе шквал насмешливых статей, Лескова обвиняли в нелепости предложения, однако в 1894 году книга всё же вышла в свет.

Незадолго до смерти Николай Семёнович Лесков составил и издал у Суворина полное собрание своих сочинений в 12 томах. Издание было молниеносно распродано и принесло писателю значительный гонорар и литературную известность. Но с успехом было связано и горькое происшествие. Шестой том, содержавший в себе церковные произведения писателя, был задержан по настоянию цензуры. Эта весть настигла писателя на лестнице типографии и стала причиной тяжёлого сердечного приступа.

Автор новости главный библиотекарь отдела Обслуживания и фондов ДВГНБ Татьяна Сергеевна Лазарева

Источник

Лесков 190 лет со дня рождения

a318aa01241b5489bb93f31d2176659c84e8008d

«Летописец Руси многоликой»

190 лет со дня рождения русского писателя Николая Семеновича Лескова

Родился 16 (4) февраля 1831 года в селе Горохове Орловской губернии. Дед был священником. Отец, имея духовное образование, от священничества отказался. Служил в Орловской уголовной палате следователем, получил потомственное дворянство.

Большое влияние на будущего писателя оказали бабушка Александра Васильевна и няня Любовь Анисимовна – из бывших крепостных актрис. Трагическая судьба няни изложена в рассказах Лескова «Тупейный художник» и «Юдоль».

С детства много читал. В гимназии учился неохотно.

В 1848 году после смерти отца вынужден был пойти на службу – поступил канцеляристом в уголовную палату.

В свободное время Н. Лесков посещал встречи кружка украинского этнографа О. В. Марковича, благодаря чему будущий писатель заинтересовался культурой и поэзией Украины. Лесков утверждал, что обязан Марковичу «всем (. ) направлением и страстью к литературе». Тема Малороссии станет значимой в творчестве Лескова.

В 1849 году Лесков переезжает в Киев, к родственнику. Служит в казенной палате. Посещает в университете лекции, в том числе по литературе; участвует в студенческих диспутах.

Увлекается древнерусским искусством, архитектурой и живописью.

Овладевает украинским и польским, читает поэзию в подлиннике. Знакомится с Т. Г. Шевченко, они становятся друзьями.

Также в Киеве Лесков знакомится с профессором статистики Д. П. Журавским – активным сторонником отмены крепостного права.

Как чиновник казённой палаты (он служил помощником «по рекрутскому столу»), Лесков много ездит по уездам, сталкивается с людьми самых разных слоёв. Опыт рекрутских дел лёг в основу рассказов и повестей Лескова – «Владычный суд», «Заячий ремиз», «Некрещёный поп» и других.

В 1857 году Лесков выходит в отставку, поселяется в селе Райское Пензенской губернии. Вскоре становится агентом коммерческой фирмы «Шкотт и Вильямс», принадлежащей члену семьи, обрусевшему англичанину А. Я. Шкотту.

Снова много ездит по России, а также нередко ходит пешком – становится настоящим странником. Собирает бесценный материал для своих будущих произведений.

Известно, например, что сказ о тульском косом Левше и стальной блохе писателю поведал старый ружейник из Тулы.

Лесков сопровождал по реке переселенцев из Орловской губернии в саратовские степи и узнал от них много интересного для себя.

В 1860 году оставляет фирму и, вернувшись в Киев, начинает писать. Вначале печатает статьи в газетах и журналах. Вскоре переезжает в Петербург, становится сотрудником газеты «Северная пчела».

Пишет на актуальные темы – о положении рабочих, о переселении крестьян, о здравоохранении, женской эмансипации, коммерции, политике и нигилистах.

Читайте также:  где справить день рождения ребенку 10 лет в томске

Среди ранних рассказов Лескова – «Погасшее дело», «Разбойник», «В тарантасе» (1862), «Овцебык» и «Язвительный» (1863).

Во многих произведениях о народе Лесков говорит о смирении, долготерпении и пассивности мужика и о необходимости преодолеть эту инертность. Народ должен сопротивляться гнету и своей горькой несправедливой судьбе!

В 1863 году в журнале «Библиотека для чтения» появляется повесть Лескова «Житие одной бабы». Произведение иллюстрирует семейный деспотизм России эпохи крепостничества, который и становится причиной трагической судьбы героини.

Лесков заявляет о себе как о приверженце традиций русского критического реализма – наследует Пушкину, Грибоедову и Гоголю.

Лесков обличает «старые порядки» в духе Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Но также Лесков горько и едко высмеивает и некоторых «новых людей», нигилистов (романы «Некуда» (1864) и «На ножах» (1870–1871)).

Выход романа «Некуда» оборачивается скандалом, за Лесковым закрепляется репутация «антинигилиста» и мракобеса. Из-за категоричного и язвительного отзыва критика Дм. Писарева Николай Лесков почти до самого конца жизни мог печататься лишь во второсортных изданиях, почти никто из литераторов не поддерживал и не понимал его.

Лесков продолжает заниматься литературным творчеством.

В 1870-е годы в своих произведениях он создаёт образы деятельных, ярких людей. Таких, которые способны подбодрить, воодушевить современников. Роман «Соборяне» (1872) – центральное произведение в творчестве писателя; рассказы и повести «Очарованный странник» и «Запечатленный ангел» (1873); «Павлин» (1874), «Однодум» (1879).

В «Соборянах» герои – протопоп Туберозов и дьякон Ахилла Десницын – противостоят несправедливости и светских, и церковных властей; герой «Очарованного странника» Иван Флягин – беглый крепостной, человек поразительного мужества и смелости.

Постепенно в творчестве Лескова усиливается сатирическая линия. Рассказ «Чертогон» (1879) обличает дикие нравы купечества; герои рассказа «Штопальщик» (1882) – «страшный барин», любой ценой рвущийся в аристократы, и противопоставленный барину честный скромный труженик – штопальщик Лапутин.

В 80-е годы Лесков сближается с Л. Н. Толстым и пересматривает своё отношение к религии и церкви, теперь он резко критикует деятельность церковников, в том числе и в своей прозе.

Писатель состоял в Комитете по рассмотрению книг для народа, но после публикации антиклерикальных произведений Лесков был исключён из этого комитета.

Последнее крупное произведение Н. Лескова – повесть «Заячий ремиз» 1894 года, которая по цензурным соображениям была запрещена и опубликована только в 1917 году.

В 1895 году в Петербурге писатель скончался.

Многие современники писателя и литераторы следующих поколений признавали, что при жизни писатель не получил достаточного признания, да и позднее творчество Лескова не было оценено по заслугам.

Центральное место в творчестве писателя занимает критика русской действительности, которая охватывает почти все слои русского общества – купцов, помещиков, церковников, военную бюрократию, простой народ.

Им много написано о судьбах простого народа. Создавая образы простых людей, Лесков обращается к фольклору – героям сказок и былин.

Отдельное место в творчестве Лескова занимают «праведники», Горький так написал об этих героях писателя: «С величайшим напряжением всех сил таланта, он старался найти в каждой общественной группе – тип кристально чистого человека, тип «праведника» среди грешных».

Сам Лесков объяснял своих «праведников» так: «Одушевляющая их совершенная любовь ставит их выше всех страхов».

Тема женской судьбы поднимается в произведениях Лескова – «Тупейный художник», «Леди Макбет Мценского уезда», «Житие одной бабы», «Воительница».

Лесков – большой мастер литературного портрета, описаний, тончайший стилист. Отдельного изучения достоин язык Лескова.

Самый распространённый художественный приём в его произведениях, – рассказывание историй, хроника, в которых выделяется фигура повествователя. Ещё одна его форма – жанр сказа.

В последние годы жизни Лесков признавал, что главная его творческая сила – «в положительных типах», более всего сам ценил своих «праведников». Сам писатель очень стремился к «хорошим и светлым сторонам русской жизни, что отличает его от многих писателей-современников.

Литературовед Б. М. Эйхельбаум к 100-летию Н. С. Лескова, в 1945 году создал статью ««Чрезмерный» писатель», в конце которой он приходит к следующему выводу: «Он – кустарь-одиночка, погружённый в своё писательское ремесло и знающий все секреты словесной мозаики. Отсюда – его гордость и обида на идеологов. Поза обиженного, но гордого писателя была у него позой не столько вынужденной, сколько им самим выбранной и характерной. Ею он оборонял своё право на художество».

В своём предисловии к тому «Избранных сочинений» Н. С. Лескова 1979 года (серия «Библиотека классики. Русская литература») литературовед П. Г. Пустовойт назвал Н. С. Лескова «летописцем Руси многоликой».

Источник

ЮБИЛЕЙ. 190 лет со дня рождения Николая Лескова

0505bb82d7664174b80b6315f37dffaf

Николай Семёнович Лесков (16 февраля 1831 — 5 марта 1895) — писатель, публицист, литературный критик. Тонкий стилист и знаток диалектов.

Я люблю литературу как средство, которое даёт мне возможность высказывать всё то, что я считаю за истину и за благо: если я не могу этого сделать, я литературы уже не ценю: смотреть на неё как на искусство не моя точка зрения. Я совершенно не понимаю принципа «искусство для искусства»: нет, искусство должно приносить пользу, — только тогда оно и имеет определённый смысл.

Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под тёплым овчинным тулупом, да на замашной панинской толчее за кругами пыльных замашек…

Ещё несколько лиц поддержали, что в моих рассказах действительно трудно различать между добром и злом и что даже порою будто совсем не разберёшь, кто вредит делу и кто ему помогает. Это относили к некоторому врождённому коварству моей натуры.

Я всегда люблю основывать дело на живом событии, а не на вымысле.

В статьях вашей газеты сказано, что я большею частью списывал живые лица и передавал действительные истории. Кто бы ни был автор этих статей, он совершенно прав. У меня есть наблюдательность и, может быть, есть некоторая способность анализировать чувства и побуждения, но у меня мало фантазии. Я выдумываю тяжело и трудно, и потому я всегда нуждался в живых лицах, которые могли меня заинтересовать своим духовным содержанием. Они мною овладевали, и я старался воплощать их в рассказах, в основу которых тоже весьма часто клал действительно событие.

4c940a6a948c4582be86d8cbf1a705c8

Литература у нас есть «соль». Другого ничего нет, а она совсем рассолилася.

Ужасно и несносно… видеть одну «дрянь» в русской душе, ставшую главным предметом новой литературы, и… пошёл я искать праведных, но куда я ни обращался, все отвечали мне в том роде, что праведных людей не видывали, потому что все люди грешные, а так, кое-каких хороших людей и тот и другой знавали. Я и стал это записывать.

Мои последние произведения о русском обществе весьма жестоки. «Загон», «Зимний день», «Дама и фефела»… Эти вещи не нравятся публике за цинизм и прямоту. Да я и не хочу нравиться публике. Пусть она хоть давится моими рассказами, да читает. Я знаю, чем понравиться ей, но я не хочу нравиться. Я хочу бичевать её и мучить.

Читайте также:  день победы флешмоб в музее

Писать так просто, как Лев Николаевич, — я не умею. Этого нет в моих дарованиях. Принимайте моё так, как я его могу делать. Я привык к отделке работ и проще работать не могу.

Давно сказано, что «литература есть записанная жизнь, и литератор есть в своём роде секретарь своего времени», он записчик, а не выдумщик, и где он перестаёт быть записчиком, а делается выдумщиком, там исчезает между ним и обществом всякая связь. Слово его теряет внушительность, мысль его не имеет опоры и не находит отклика, образы его становятся мертвы и не возбуждают сочувствия. Связь литератора с обществом такая органическая, что нарушение её с одной стороны тотчас же разрушает её и с другого конца; неверно понимающий и неправдиво воспроизводящий явления писатель покидается общественным вниманием одновременно с тем, как он покинул жизнь в своём воспроизведении.

Литература — это как бы дыхание, носящееся поверх хаоса, который она отражает, но сама не пачкается в его тине. Эпохи, когда не было писателей, окутаны туманным баснословием и потому не представляют для трезвого и пытливого ума ни интереса, ни поучения; но чуть появляется писатель — дело сразу изменяется: время, отмеченное его деятельностью, уже может быть изучаемо, проверяемо, критикуемо, и — что всего важнее — оно само становится поучительным, ибо оно уже богато по крайней мере «ошибками отцов и поздним их умом».

Единственное средство писателю остаться честным в наше трудное и нелитературное время — это быть скромным в своих требованиях к жизни. В России литературою деньги добываются трудно, и кому надо много — тому приходится и писать много: направо и налево, не разбирая ни направления, ни редакций, ничего, лишь бы больше выработать на жизнь. Всё это приводит к невольному многописанию, которое отражается гибельно как на содержании и продуманности произведений, так и на их форме.

Чтобы мыслить «образно» и писать так, надо, чтобы герои писателя говорили каждый своим языком, свойственным их положению. Если же эти герои говорят не свойственным их положению языком, то чорт их знает — кто они сами и какое их социальное положение. Мои священники говорят по-духовному, нигилисты — по-нигилистически, мужики — по-мужицки, выскочки из них и скоморохи — с выкрутасами и т. д. Когда я пишу, я боюсь сбиться: поэтому мои мещане говорят по-мещански, а шепеляво-картавые аристократы — по-своему. Человек живёт словами, и надо знать, в какие моменты психологической жизни у кого из нас какие найдутся слова. Изучить речи каждого представителя многочисленных социальных и личных положений — довольно трудно. Вот этот народный, вульгарный и вычурный язык, которым написаны многие страницы моих работ, сочинён не мною, а подслушан у мужика, у полуинтеллигента, у краснобаев, у юродивых и святош.

Меня упрекают за… «манерный» язык, особенно в «Полунощниках». Да разве у нас мало манерных людей? Вся quasi-учёная литература пишет свои учёные статьи этим варварским языком… Что же удивительного, что на нём разговаривает у меня какая-то мещанка в «Полунощниках»? У неё по крайней мере язык веселей, смешней.

Вот и ругают меня за него, потому что сами не умеют так писать. Ведь я собирал его много лет по словечкам, по пословицам и отдельным выражениям, схваченным на лету, в толпе, на барках, в рекрутских присутствиях и в монастырях. Поработайте-ка над этим языком столько лет, как я. Я внимательно и много лет прислушивался к выговору и произношению русских людей на разных ступенях их социального положения. Они все говорят у меня по-своему, а не по-литературному. Усвоить литератору обывательский язык и его живую речь труднее, чем книжный. Вот почему у нас мало художников слога, то есть владеющих живою, а не литературной речью.

В писателе чрезвычайно ценен его собственный голос, которым он говорит в своих произведениях от себя. Если его нет, то и разрабатывать, значит, нечего. Но если этот свой голос и есть и поставлен он правильно, то, как бы ни были скромны его качества, возможна работа над ним и повышение, улучшение его тона. Но если человек поёт не своим голосом, а тянет петухом, фальцетом, собственный же голос у него куда-то запрятан, подменён чужим, — дело безнадёжно. Я знаю, например, каким голосом говорят Альбов, Гаршин, Достоевский или Тургенев. Я живо представляю себе, как говорит у них каждый их герой. Это верный признак талантливости писателя. Но этот-то, собственный, голос вы найдёте далеко не у всякого писателя.

Я даже представить себе не могу, как не могу представить себя человеком высокого роста, — чтобы сесть писать роман или повесть и не знать, что из этого выйдет и для чего я их пишу. Я, конечно, не знаю ещё, удадутся ли они мне, но я знаю, для чего эта повесть, или роман, нужна и что я хочу ею сказать.

. Не менее губит писателя и страсть к популярности, то есть ненасытное желание удивлять собою читателей и видеть их поклонение. Опасно выставлять постоянно напоказ самого себя, свои настроения и чувства, как лучшие чувства. Это ведёт к тому, что писатель сам начинает верить в то, что он является действительно носителем этих лучших чувств и в силу этого имеет все права на поклонение широких кругов и масс.

Помните, что основное правило всякого писателя — переделывать, перечёркивать, перемарывать, вставлять, сглаживать и снова переделывать… Иначе ничего не выйдет. Стихи, так же как и всякое беллетристическое произведение, — не газетная статья, которую можно набирать с карандашной заметки. Не знаю, знаком ли вам следующий случай из жизни нашего историка Карамзина. Когда появились его повести, один из тогдашних поэтов, Глинка, спросил автора: «Откуда у вас такой дивный слог?» — «Всё из камина, батюшка!» — отвечал Карамзин. Тот в недоумении. «Не смеётся ли?» думает. «А я, видите ли, отвечает, напишу, переправлю, перепишу, а старое — в камин. Потом подожду денька три, опять за переделки принимаюсь, снова перепишу, а старое — опять в камин! Наконец уже и переделывать нечего: всё превосходно. Тогда — в набор». Советую и вам поступать так же с вашими стихами.

348a9226abff4e9ea0f986e8f3227edd

Портрет кисти В. А. Серова (1894)

Враг один у всего человечества. Это — его невежество и упадок нравов. («Некуда»)

Бесполезное это дело: дураков учить все равно что мертвых лечить. («Соборяне»)

Неужели с того, что вы меня богатее, то у вас и чувств больше? («Очарованный странник»)

Всякому то кажется странно, что самому не свойственно. «Однодум»

Кто отдаёт друзей в обиду, у того у самого свет в глазах тает. («Захудалый род»)

Спорливость — черта, удаляющая человека от истины. («Захудалый род»)

Не стоит думать о том, что будут делать другие, когда вы будете делать им добро, а надо, ни перед чем не останавливаясь, быть ко всем добрым. («Захудалый род»)

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector