лузитания на дне глубина

14. Тёмная история гибели Лузитании

Часть 14. Тёмная история гибели «Лузитании»

Среди множества судов, потопленных германскими подводными лодками, торпедирование океанского лайнера «Лузитания», принадлежавшего британской компании «Кунард Лайн», вызвало такую бурю в мировой прессе, которая не утихает и сейчас. На то существуют две главные причины – гибель большого числа людей, тысяча сто девяносто восемь человек, из них свыше ста детей.

А вторая – потопление пассажирского судна настроило мировое общественное мнение против Германии и способствовало вступлению Соединённых Штатов в войну, потому что на лайнере погибли сто двадцать восемь американцев, а всем известно, что Штаты своих граждан в обиду не дают.

Существует много теорий, связанных с гибелью «Лузитании», которую часто сравнивают с гибелью «Титаника». Разница в том, что «Титаник» погиб при столкновении с айсбергом, а «Лузитанию» потопили умышленно.

Все эти теории можно разделить на две группы: по одним, гибель пассажирского лайнера стала результатом хитроумного заговора с целью вынудить США вступить в войну. Кому это было на руку догадаться нетрудно. По другим – цепь случайностей.

На эту тему написана тьма книг, статей, была специальная телевизионная передача. Масло в огонь подливал отказ британских властей в течение десятков лет публиковать материалы о трагедии, как впрочем, американских и немецких властей.

Лежащие на дне останки «Лузитании» купил гражданин США по имени Джон Лайт. Вот у него, пожалуй, самая полная информация. Лайт совершил свыше тридцати погружений на «Лузитанию». За двадцать лет исследований и поисков он собрал уникальную коллекцию документов и свидетельств. Результаты его работ ещё не опубликованы, но они, можно не сомневаться, развеют множество мифов.

«Лузитания» лежит на дне в 12 милях от южного ирландского побережья на глубине 93 метра. В 1968 году совладельцем «Лузитании» стал за 1000 фунтов стерлингов американский бизнесмен, в прошлом подводный пловец, Грег Бемис.

Он выдержал целую серию судебных тяжб, и, в конце концов, добился разрешения исследовать судно, в котором ещё находятся останки сотен жертв. В настоящее время Грег Бемис единственный хозяин останков лайнера.

Кто же и как потопил знаменитое судно? Со времени прорыва капитан-лейтенанта Швигера в Ирландские воды там постоянно вели охоту германские подводные лодки. Тридцатого апреля в комнате 40 обнаружили, подводная лодка U-20 под командой всё того же Вальтера Швигера вышла из базы.

Сначала он постоянно вёл радиопередачи, но сблизившись с британским флотом, прекратил сеансы радиосвязи. Немцы миновали все британские дозоры и ловушки, направляясь к западным берегам Шотландии и Ирландии.

Повезло встретившемуся подводной лодке большому пароходу под датским флагам. Швигер выстрелил по нему торпедой, но отказал торпедный аппарат. Пока устраняли неисправность, пароход скрылся.

Вечером 4-го мая капитан-лейтенант снова атаковал нейтральное судно под шведским флагом, но промахнулся. Такое же невезение было, и когда он встретил под нейтральным флагом ещё один пароход, который, на самом деле, как потом выяснилось, был английским. По прибытии капитан немедленно сообщил об атаке.

Второе сообщение пришло от команды из пяти человек маленькой парусной шхуны. Им Швигер разрешил сесть в шлюпку, прежде чем подорвать судно. Итак, Адмиралтейство знало, что на пути следования судов из Атлантики в Ливерпуль вышла на охоту германская подводная лодка. Судам, следующим в Англию, послали предупреждение и рекомендации следовать с максимальной скоростью.

Погода ухудшилась, опустился густой туман. Но, несмотря на погодные условия, U-20 догнала пароход «Кандидат», и несколькими попаданиями из орудия вынудила его застопорить машины, а экипаж покинуть судно. Затем подводники артиллерийскими выстрелами потопили судно. Позже Швигеру снова повезло встретить судно «Центурион», которое он потопил двумя торпедами.

В комнате 40 вычислили примерное нахождение U-20 и U-20, но почему-то Адмиралтейство не предупредило о подводной опасности пароход «Лузитания», находившийся в пять часов утра 7-го мая 1915 года на расстоянии ста двадцати миль от маяка Фастнет-Фельзен.

На фотографии: «Лузитания» в 1908 году в Нью-Йорке.

Источник

105 лет назад немецкая подлодка потопила «Лузитанию»

Bundesarchiv DVM 10 Bild 23 61 17 Untergang der Lusitania pic905 895x505 70832

Самый быстроходный лайнер на Атлантике

На рубеже XIX и XX веков в Великобритании в сфере трансатлантических перевозок конкурировали две судоходные компании — White Star Line и Cunard Line. Визитной карточкой первой из них были проекты «Олимпик», «Титаник» и «Британик». Они поражали современников размерами, высоким уровнем комфорта и роскошью, но обладали средними скоростными характеристиками. Каждый из трех лайнеров походил на целый город, имея бассейн, хамам, спортзал и другие развлечения. Лайнеры Cunard Line — «Лузитания», «Мавритания» и «Аквитания» — имели меньше удобств и уступали в размерах, зато значительно превосходили корабли-конкуренты по скорости.

Эти пароходы называли «гончими океана». Они постоянно соперничали с немецкими аналогами за Голубую ленту — почетный приз, присуждаемый океанским лайнерам за рекорд скорости при пересечении Атлантики. Так, «Лузитания» в 1909 году побила державшееся семь лет достижение немецкого судна «Кронпринц Вильгельм». Ей удалось достичь Северной Америки за 4 дня 16 часов и 40 минут, следуя со средней скоростью в 25,85 морских узлов (47,87 км/ч).

Свое название «Лузитания» получила от древнеримской провинции в западной части Пиренейского полуострова. При этом по соглашению с британским правительством, выделившим часть средств на постройку судна, оно в любое время могло быть реквизировано под военные нужды. С началом Первой мировой данное право приобрело особую актуальность. Начиная с 1914 года, современные пассажирские теплоходы переоборудовались в транспорты для переброски воинского контингента или в плавучие госпитали.

До поры «Лузитанию» не трогали из-за большого расхода угля, что делало ее эксплуатацию военными слишком затратной.

Она оставалась одним из немногих лайнеров, курсировавших по Атлантике и перевозивших людей из Старого Света в Новый и обратно. Тем не менее, с целью уменьшить расходы от «Лузитании» добились сокращения ежемесячных рейсов. Четыре ее котла были запечатаны: отныне максимальная скорость корабля-рекордсмена не превышала 21 узел (39 км/ч). Но даже теперь «Лузитания» оставалась самым быстрым коммерческим лайнером в Атлантическом океане. Любую подлодку она превосходила в среднем на 10 узлов или 19 км/ч. Военные присвоили лайнеру статус вспомогательного крейсера.

Немецкие дипломаты пытались спасти пассажиров

24 апреля 1915 года «Лузитания» прибыла в Нью-Йорк из Ливерпуля, выполнив свой 201-й рейс. Руководство корабельной командой осуществлял капитан Уильям Тернер, называвший себя «морским волком старой закалки». Перед обратным рейсом посольство Германии в США сочло нужным предупредить пассажиров о высоком риске и настойчиво рекомендовало воздержаться от путешествия, опасаясь тяжелых последствий. В Атлантике вовсю шла неограниченная подводная война: Германия и Великобритания стремились нарушить атлантические коммуникации друг друга и установить морскую блокаду. Пока что враждующие стороны, как правило, нападали на военные суда, но доставалось и коммерческим. До атаки подлодки U-20 на «Лузитанию» немцы успели потопить несколько британских пароходов. Особо жестокую охоту они развернули у Британских островов.

Разный подход к практике подводной войны привел к разногласиям среди германского командования. Противником подобной тактики был кайзер Вильгельм II, в то время как гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц призывал подводников не знать пощады к любым кораблям неприятеля.

29 апреля 1915 года немецкие дипломаты распространили рядом с пирсом №54 компании Cunard Line в Нью-Йорке, у здания посольства в Вашингтоне, а также в американских газетах заявление следующего содержания: «Путешественникам, намеревающимся пересечь Атлантику, мы напоминаем, что Германия и ее союзники находятся в состоянии войны с Британией и ее союзниками, что военная зона включает в себя воды вокруг Британских островов, а также что в соответствии с официальным предупреждением правительства суда, идущие под флагом Британии или любого ее союзника, могут быть атакованы и уничтожены без предупреждения, а пассажиры этих судов, путешествующие в зоне военных действий, делают это на свой страх и риск».

И все же капитан Тернер принял решение выйти в море. Отплытие состоялось 1 мая, а 5 и 6 мая в адмиралтейство поступали известия о потоплении немецкой субмариной U-20 под командованием Вальтера Швигера трех кораблей. Получив предупреждение о том, что подлодка неприятеля орудует у южного берега Ирландии, Тернер принял все меры предосторожности. Он распорядился закрыть водонепроницаемые двери, задраить все иллюминаторы, удвоить количество наблюдателей, расчехлить спасательные шлюпки.

Читайте также:  ближайшие праздники в татарстане выходной

Как атаковала подлодка U-20

7 мая «Лузитания» старалась держаться ближе к суше. Ее капитан ошибочно полагал, что немецкие подлодки опасны только в открытом море и не посмеют напасть возле берега. Около 13:00 лайнер заметил один из матросов U-20. А в 13:40 о приближающемся судне с четырьмя трубами и двумя мачтами доложили капитану Швигеру. Он рассмотрел «Лузитанию» в перископ и принял решение атаковать цель. Встреча «охотника» и жертвы произошла во многом случайно. Подлодка к тому моменту израсходовала большую часть топлива и планировала возвращаться на базу, обойдя Ирландию с восточной стороны. Тернер, напротив, во избежание встречи с врагом скорректировал курс за несколько часов до трагедии.

Попадание в густой туман примерно в 30 морских милях (48 км) от ирландского берега явилось причиной снижения «Лузитанией» скорости до 18 узлов. До промежуточного пункта назначения — порта Куинстаун (ныне Коб) — оставалось 43 мили (70 км), когда в 14:10 правый борт лайнера поразила торпеда, попав под капитанский мостик.

Впередсмотрящий Лесли Мортон лишь успел крикнуть: «Торпеда по правому борту!»

Радист безостановочно посылал сигнал бедствия. Капитан Тернер приказал покинуть судно, пытаясь развернуть его и посадить на мель. Лайнер продолжал движение, из-за чего вода быстрее поступала внутрь. Через шесть минут бак «Лузитании» начал погружаться. Крен на правый борт сильно усложнял спуск спасательных шлюпок. В итоге удалось спустить только шесть лодок — остальные смыло в море. Несмотря на принятые капитаном меры, лайнер не дошел до берега. На борту поднялась паника.

«Немедленная гибель «Лузитании» была вызвана вторым взрывом погруженных в трюмы боеприпасов».

Согласно же официальной версии британцев, «Лузитания» погибла в результате взрыва двух немецких торпед. Ответственность за гибель пассажирского корабля была возложена на командование германских военно-морских сил, которое разрешило капитанам подводных лодок без предупреждения нападать на мирные суда.

В 14:25 Швигер опустил перископ и ушел в море. На «Лузитании» тем временем взрывались котлы и рушились трубы. Судно прошло еще около 2 миль (3 км) от места торпедной атаки, оставляя за собой шлейф из обломков и выпавших людей. В 14:28 лайнер опрокинулся килем вверх и затонул в 8 милях (13 км) от Кинсейла.

Что вспоминали о трагедии выжившие русские пассажиры

На место гибели роскошного корабля начали прибывать другие суда: английские пароходы «Этониан» и «Сити оф Эксетер», американский танкер «Наррагансет», английский крейсер «Джуно». Самым смелым оказалось греческое грузовое судно «Катарина», которое подобрало большую часть выживших людей. Также отвагу проявили рыбаки с побережья Ирландии, которые увидели крушение судна и приплыли спасать пассажиров. Они нашли и вытащили из воды капитана Тернера, проведшего в воде три часа.

Из 1958 пассажиров и членов команды, находившихся на борту, погибли 1198, включая трех германских безбилетников, обнаруженных в самом начале рейса. Жертвами катастрофы стали около 100 детей. Из 33 младенцев спасти удалось лишь шестерых. Тела почти 600 пассажиров так и не были найдены. Примерно 10% погибших имели американское гражданство. Опасаясь вступления США в войну, кайзер Вильгельм II потребовал от своего ВМФ оставить в покое пассажирские суда.

Подлодка U-20 еще не вернулась в доки Вильгельмсхафена для заправки и пополнения запасов, когда по всему миру пронеслась волна негодования из-за вероломной атаки. Много писали о трагедии в русской прессе. К примеру, «Биржевые ведомости» сопоставляли потопление «Лузитании» с катастрофой «Титаника».

«Если с внешней стороны сравнение это уместно, какая полярность во внутренней сути! «Титаник» натолкнулся на бессмысленную ледяную глыбу, «Лузитания» — на осмысленный шедевр культуры; гибель «Титаника» проявила высшие качества человечества, гибель «Лузитании» – низшие. Путь от «Титаника» к «Лузитании» — путь от неба к аду», — констатировала газета.

А «Русские ведомости» приводили количество подданных Российской империи на злополучном лайнере — 62 человека, половина из которых погибла. По данным Чрезвычайной следственной комиссии, на пароходе было 82 русских пассажира, и спастись удалось 20-ти.

Девять из них возвращались в Россию как запасные и подлежащие очередному призыву. Иван Тарасевич рассказывал газетчикам о взрыве торпеды следующее:

«Это случилось как раз тогда, когда большинство пассажиров стало выносить свой багаж из кают на верхние палубы, ибо капитан парохода сообщил, что мы в 6-ти часах езды от Ливерпуля.

Я видел, как одна дама с ребенком в отчаянии бросилась в воду и стала медленно тонуть. Как теперь вижу двух женщин, цепко ухватившихся за бревно, отколовшееся от борта парохода, и моливших о спасении. Их вместе с сотнями других жертв засосала образовавшаяся воронка воды».

Московская газета «Русское слово» 24 мая опубликовала очерк 37-летнего Юдко Бланкмана из Бердичева. Он рассказывал, что в своем отделении 3-го класса не слышал о предупреждении германцев. Там обратили внимание только на то, что «Лузитания» шла очень медленно, делая не более 17 узлов в час вместо обычных 24-х.

«В субботу, 6 мая, около 2 часов дня, после завтрака, я уснул в своей каюте. Проснулся я от страшного толчка. В то время я ничего не понял. Мне пришел в голову случай с «Титаником», и я подумал, что с нашим пароходом произошло какое-то несчастье. В каюте было темно. Я бросился к электрической кнопке, но лампочка не зажигалась. Надо мной были слышны свистки, крики и топот сотни людей. Плач женщин и детей смешивался с ревом сирен. Я понял, что произошло что-то страшное», — делился впечатлениями Бланкман.

В июне 1915 года посольство Австро-Венгрии в США направило в Госдепартамент «конфиденциальное письмо». Австрийские дипломаты подробно показали, как взрывчатые вещества американского химического концерна «Дюпон» были погружены на борт «Лузитании» в трюмные носовые помещения. Это были сорокафунтовые ящики, обшитые холстом, похожие на упаковки с сыром. Однако прямых свидетельств перевозки вооружения через Атлантический океан, равно как и фактов переделки каких-либо помещений лайнера под другие цели, не существует.

Русские пассажиры позже вспоминали, что в день их прибытия в Ливерпуль состоялось несколько манифестаций с английскими и русскими флагами.

Возмущенная толпа разгромила 150 магазинов, принадлежащих немцам. Нападения на немецкие предприятия продолжились и на следующий день.

По всей Англии прокатилась волна германских погромов. Расклеивались листовки с подробным описанием «варварской жестокости немцев». Через несколько дней после трагедии администрация президента США Вудро Вильсон вручила немецкому послу Иоганну Берндорфу ноту, в которой резко осуждалось «ничем не спровоцированное жестокое нападение на гражданское безоружное судно, повлекшее за собой человеческие жертвы». В личном ответном письме Вильсону кайзер Вильгельм II приносил соболезнования американскому народу. Одновременно отмечалось, что «Лузитания» являлась вспомогательным крейсером британского флота, то есть комбатантом.

Капитан Тернер дожил до 1933 года и умер от рака в возрасте 76 лет, а капитан Швигер погиб осенью 1917-го в результате попадания подлодки на мину. Ему было 32 года, и он успел потопить 49 кораблей.

Источник

Кораблекрушение мирового значения

1439838788 kmo 088734 01414 1 t218 195337

7 мая 1915 года британский суперлайнер «Лузитания» был торпедирован немецкой подводной лодкой U-20 недалеко от побережья Ирландии. Эта трагедия сыграла в истории куда большую роль, чем гибель «Титаника», но ее столетие, как ни странно, проморгали. Гибель «Лузитании» послужила причиной вступления в Первую мировую США, которые до того лишь стригли с войны купоны. Во внешней политике Америка стала переходить от изоляционизма к мессианству. И, пожалуй, именно с этого дня принесение в жертву мирных граждан ради достижения военных целей стало нормой.

В конце XIX — начале XX века лидерство в пассажирских перевозках через Атлантику захватили немцы. Их корабли один за другим брали приз «Голубая лента Атлантики», вручаемый самому быстрому судну. Однако в 1906 году британская компания «Кунард Лайн» спустила на воду два однотипных корабля: сначала «Лузитанию», а через несколько месяцев «Мавританию». Сначала лидерство по скорости захватила «Лузитания». В 1907-1909 годах она владела «Голубой лентой», несколько раз обновив рекорд и в конце концов подняв его до 25,65 узла (47,50 км/час). В 1909 году пальму первенства перехватила «Мавритания», ее рекорд — 26,06 узла (48,26 км/час) — продержался до 1929 года.

Стоит сказать, что после начала войны «Лузитанию» и «Мавританию» не стали переделывать во вспомогательные крейсера, хотя именно с таким условием «Кунард Лайн» в свое время получила от правительства колоссальную ссуду в £2,6 млн для их постройки. Судя по всему, правительство тогда просто не подумало — по причине своего размера (длина 240 метров, водоизмещение 38 тыс. тонн) и колоссального расхода топлива лайнеры мало подходили на эту роль. Так или иначе, в начале Первой мировой войны популярные «Лузитания» и «Мавритания» продолжали ходить через Атлантику в качестве пассажирских лайнеров.

Читайте также:  деревянная свадьба подарки жене

В свой последний рейс «Лузитания» отправилась 1 мая 1915 года.

Далеко в тылу

Америку часто воспринимают как естественного союзника Великобритании, между тем это не совсем так. Среди американцев больше потомков немцев и ирландцев, чем англосаксов, которые занимают третье место. Да, немцы быстро ассимилировались, и уже второе поколение обычно забывало о своих корнях, но об ирландцах этого сказать нельзя. Ненависть к британцам, не раз фактически подвергавших их голодному геноциду, они пронесли сквозь века. Говорю это уверенно как человек, раз чуть не огребший в нью-йоркском ирландском пабе за слишком чистое британское произношение. Что уж там говорить о начале XX века, когда Ирландия еще не обрела независимость?

В 1915 году дела на фронтах Первой мировой шли далеко не блестяще для стран Антанты. Германия и Австро-Венгрия, особенно первая, уверенно давали отпор превосходящим силам России, Франции и Англии. Антанте позарез нужен был новый мощный союзник. Понятно, что таковым могли быть только США. Европейская дипломатия, прежде всего британская, делала все возможное, чтобы заставить Америку участвовать в войне активнее, но Америка до поры «не заставлялась», она прекрасно себя чувствовала и так. Президент Вудро Вильсон, один из основоположников американского мессианства, хотел более заметного вмешательства в европейские дела, но на тот момент это выглядело абсолютно невозможным.

Военно-пассажирские линии

22 апреля 1915 года в 50 американских газетах было опубликовано следующее объявление:

Путешественникам, которые намереваются пересечь Атлантику, напоминают, что Германия и ее союзники находятся в состоянии войны с Великобританией и ее союзниками; что зона военных действий включает воды, прилегающие к Британским островам, и что в соответствии с официальным уведомлением, выданным Имперским правительством Германии, суда, идущие под флагом Великобритании или ее союзников, подлежат уничтожению в этих водах, и путешественники, плывущие через зону военных действий на кораблях Великобритании и ее союзников, делают это на свой страх и риск.

Имперское посольство Германии

Вашингтон, округ Колумбия, 22 апреля 1915 года»

Так получилось, что в некоторых газетах это объявление было размещено непосредственно под объявлением об очередном рейсе «Лузитании» из Нью-Йорка в Ливерпуль.

Германия с самого начала войны дала понять миру, что будет пересматривать любые правила, если они ее не устроят. Немцы первыми стали использовать подводный флот в стратегических масштабах и топили все, что оказывалось в окрестностях Великобритании, а не только военные корабли. Подводники быстро превратились в своего рода спортсменов-экстремалов, готовых отправить на дно хоть Ноев ковчег, если это выведет их на первое место в «рейтинге». Каждый капитан знал, на каком месте в престижном списке сейчас находится, и был готов на все, чтобы подняться еще хотя бы на ступень.

Субмарины были относительно тихоходны. Хорошим показателем в надводном положении было 15 узлов (27,8 км/час), под водой — 9 (16,7 км/час). И многие полагали, что подводные лодки не страшны судам, идущим со скоростью более 20 узлов. То, что лодки ни за кем не гоняются, а сидят в засаде в морских «угольных ушках», которые не минуешь, знали немногие, а те, кто знал, полагали, что, если быстроходное судно идет противолодочным зигзагом (постоянно в рваном режиме меняет курс), это не даст подводной лодке выйти на ударную позицию. То, что немецкие подлодки топили все больше кораблей, никого ни в чем не убеждало. Точно так же до «Титаника» относились к айсбергам. А к весне 1915 года судно вроде «Титаника» еще ни разу не становилось трофеем подводной лодки.

Стоит упомянуть, что война отрицательно сказалась на пассажиропотоке через Атлантику. Так, билеты в 3-й класс на злополучный рейс «Лузитании» были распроданы едва на треть. Чтобы сводить концы с концами, компания «Кунард Лайн» сократила команду. Например, оставшиеся кочегары могли обслуживать только 19 паровых котлов из 25. Соответственно, запас угля был уменьшен с 7 до 6 тыс. тонн. Это означало, что в рейсе «Лузитания» будет в состоянии развивать скорость не более 21 узла (38,9 км/час). Таким образом, компания подвергала своих пассажиров дополнительной опасности, хотя вряд ли сама в полной мере это осознавала.

Как часто бывает перед катастрофой, нашлись люди, которые то ли что-то предчувствовали, то ли просто боялись больше других. Некто Эдвард Б. Бовен, крупный торговец обувью, в последний момент отказался плыть на «Лузитании», у многих из тех, кто поднялся на борт, было тревожно на душе. Когда один из таких беспокойных несколько раз высказался в том смысле, что неплохо бы матросам провести тренировку по спуску спасательных шлюпок на воду, другие пассажиры попросили прекратить эти разговоры, чтобы не нервировать дам. Неизвестная опасность страшит меньше, чем известная. Вот айсберг — это да. Это понятно. А подводная лодка — это что такое? Да ей только траулеры топить, когда те тянут сеть.

7 мая пассажиры и команда «Лузитании» наконец увидели землю. Это была Ирландия. Все почувствовали облегчение: до берега — чуть больше 20 км. Люди на борту были бы куда менее спокойны, если бы знали, что с 1 мая, когда «Лузитания» вышла из Нью-Йорка, немецкие субмарины потопили в этом районе 23 судна. Самое интересное, что об этом не сообщили и капитану Уильяму Тернеру. Зато сообщили неправильные, невесть с какого потолка взятые координаты ближайшей подлодки. Между тем лодка была гораздо ближе к «Лузитании», чем предполагалось.

Одним из тех, кто охотился в этих водах, был тридцатилетний капитан-лейтенант Вальтер Швигер, типичный для того времени амбициозный подводник-спортсмен — командир лодки U-20. За последние дни он потопил небольшой парусник и три парохода — не побрезговал мелочью. Еще один пароход от него ушел на большой скорости, а британский крейсер «Джуно» избежал торпедного удара, применив противолодочный зигзаг. В общем, ярких побед у Швигера пока не было. Когда он издали увидел приближающуюся «Лузитанию», он глазам своим не поверил — решил сначала, что это два парохода, идущих рядом.

В какой-то момент капитан Тернер изменил курс, отворачивая от мели,— Вальтер Швигер уже решил, что не успеет выйти на перехват, но затем «Лузитания» встала на прямой курс. Причин тому было три. Во-первых, как уже говорилось, капитан «Лузитании» был уверен, что поблизости нет подлодок. Во-вторых, он считал, что идти зигзагом стоит только тогда, когда ты лодку уже увидел. В-третьих, как раз в тот момент капитан занимался тем, что определял точное местоположение корабля, а для этого необходимо какое-то время идти прямым курсом, не меняя скорости. Не надо винить капитана Тернера. В мае 1915 года у него не было тех знаний и опыта, которые появились в результате гибели его корабля.

Известный журналист, писатель и философ Элберт Хаббард в 1912 году написал со слов очевидцев душераздирающую статью о том, как пожилые супруги Исидор и Ида Страус на тонущем «Титанике» уступили свои места в шлюпке и остались умирать на корабле. Теперь Хаббард был на борту «Лузитании». Посреди творящегося безумия он и его жена Элис ушли в каюту, взявшись за руки.

В XIX веке многие писатели обрели славу великих психологов, подробно описывая разнообразные несчастья. Здесь им было бы раздолье. «Лузитания» затонула всего за 18 минут. Температура воды была 11 градусов, люди цеплялись за все подряд, в том числе друг за друга. Тонули сотнями. Крики о помощи сливались со скрежетом разрушающегося корабля. У многих не было жилетов, у других они были надеты неправильно, и они тоже захлебывались. Одна женщина, плывшая на какой-то доске, начала рожать; музыканты, оказавшиеся в одной из шлюпок, исполняли церковные гимны.

Когда корабль еще держался на плаву, капитан субмарины Вальтер Швигер, наблюдавший за происходящим в перископ, отказался от намерения выпустить для верности еще одну торпеду, о чем потом сделал запись в судовом журнале. Ни тогда, ни после он не испытывал сомнений в связи с этой историей. Он был сыном своего времени и своей страны, немецким солдатом образца 1915 года, а не образца 1942-го.

Читайте также:  игровая программа день наоборот в лагере

Глубина моря в месте катастрофы небольшая, почти втрое меньше длины «Лузитании», и когда она уперлась носом в грунт, корма все еще торчала над водой. Как только корабль окончательно ушел под воду, образовалась гигантская воронка, в которую многих затянуло, но некоторые сумели выплыть. Отдельные воронки образовали дымовые трубы. Одну женщину сначала затащило потоком в трубу — и тут же выбросило наверх. Потом ее, всю покрытую сажей, подобрала одна из шлюпок.

Как уже говорилось, трагедия происходила совсем недалеко от берега, он был отлично виден. Однако помощь подоспела только через несколько часов. Спасти удалось немногих. Из 1959 человек, находившихся на борту, погибло 1198, лишь на триста меньше, чем на «Титанике». Источники указывают разное количество погибших граждан США — от 124 до 135, но в любом случае их было достаточно, чтобы эта благополучная страна была потрясена. Чужая война все-таки пришла к американцам в дом.

Принуждение к войне

В германском посольстве репортеров встретили с таким страхом, словно это была банда стрелков с Дикого Запада. Советник посольства князь фон Гатцфельд, вообще-то совсем не идиот, прокомментировал действия германских подводников умопомрачительной глупостью, которая вошла в историю: «Они не хотели никого убивать».

Бывший президент Теодор Рузвельт сказал, что немецкие подводники превзошли в жестокости всех пиратов былых времен, и в конце концов заявил следующее: «Мы не можем воздержаться от действий, ведь мы обязаны предпринять их во имя человечности. для поддержания собственного национального достоинства». Эти слова отражали общее настроение в США — в тот момент стало ясно, что в войну страна вступит. Американский изоляционизм дал трещину, которая с тех пор только увеличивалась, пока он не разрушился окончательно во Вторую мировую войну.

Президент Вудро Вильсон поначалу не был столь резок в высказываниях. В отличие от находившегося в оппозиции Рузвельта он должен был отвечать за свои слова, но, изучив реакцию общественности, стал посмелее и делал заявления все более воинственные. Америку несло к войне, как несет в море бревно, упавшее в реку. Пал последний оплот изоляционизма в американском правительстве — подал в отставку госсекретарь Уильям Дженнингс Брайан. Нужен был только повод, чтобы ввязаться в войну как следует, и кайзеровская Германия его дала.

11 января 1917 года министр иностранных дел Германии Артур Циммерман отправил немецкому послу в Мексике Генриху фон Эккардту любопытную телеграмму. В ней сообщалось, что Германия начинает неограниченную подводную войну, но при этом хочет, чтобы США оставались нейтральными. Но на тот случай, если США все-таки в войну вступят, Мексике предлагалось установить союзнические отношения с Германией и начать войну за возвращение своих бывших территорий, оккупированных США. Остается только догадываться, в каком сумеречном состоянии находилось имперское правительство, если вынашивало подобные планы.

Телеграмма была перехвачена британской разведкой и передана американцам. Сторонники войны получили наконец все, что им было нужно, и 6 апреля США объявили войну Германии. После трагедии «Лузитании» прошло почти два года.

Советские учебники любили сводить роль Америки в Первой мировой войне почти к нулю — мол, США потеряли в ней всего 120 тыс. человек. Но для Америки, не привыкшей исчислять людские потери с точностью до пяти миллионов, это были колоссальные жертвы. Гражданская война 1861-1865 годов, считающаяся чудовищно кровопролитной, унесла в общей сложности около полумиллиона жизней, а тут за год с небольшим — 120 тыс. Однако страна впервые почувствовала, что готова платить такую цену за активную внешнюю политику. Американский изоляционизм сдавал позиции мессианству, которое, между прочим, неплохо помогло СССР, когда во Вторую мировую США послали войска в Европу, несмотря на то что уже воевали с Японией на Дальнем Востоке.

«Лузитания» с двойным дном

В связи с гибелью «Лузитании» возникло множество вопросов. Например, почему корабль так быстро утонул, почему образовался такой сильный крен на правый борт? Ведь когда погиб «Титаник», представители «Кунард Лайн» утверждали, что «Лузитания» и «Мавритания» после подобного столкновения с айсбергом остались бы на плаву. С креном разобрались быстро. У «Лузитании» в отличие от «Титаника» были не только поперечные, но и продольные водонепроницаемые переборки. Торпеда пробила правый борт, но не прошла насквозь. В результате водой заполнилось несколько отсеков справа — отсюда и крен. Перед тем как «Лузитания» пошла на дно, вода выдавила-таки продольные переборки, и буквально на минуту судно выровнялось.

Однако были вещи и более интересные. И выжившие с «Лузитании», и Вальтер Швигер указывали, что взрывов было два, при этом немецкий капитан утверждал, что выпустил только одну торпеду. В судовом журнале он написал, что причиной второго взрыва мог быть «котел, уголь или порох». Здесь для британского Адмиралтейства начались неприятности, потому-то его представители и настаивали на том, что торпед было две. Тот факт, что «Лузитания» перевозила 4,2 млн винтовочных патронов, а также какие-то части боеприпасов, скрыть не удалось. Так, может быть, это сдетонировали патроны? Или еще что взорвалось — то, что решили доставить в Европу, используя пассажирское судно.

Вообще, с пассажирскими лайнерами на войне происходили странные вещи. В 1916 году на мине подорвался переоборудованный в плавучий госпиталь лайнер «Британник». Это было судно одного типа с «Титаником», но построенное позже, с устранением недочетов конструкции последнего. Тем не менее «Титаник» тонул полтора часа, а «Британник» — меньше часа, при том что его повреждения должны были быть не такими серьезными. Тогда тоже высказывались предположения, что «Британник» перевозил не только больных. В случае с «Лузитанией» немцы всегда настаивали на том, что на ней был груз военного назначения и суть в том, что это не они с особой жестокостью потопили пассажирский корабль, а британцы цинично прикрывали пассажирами военный груз.

Во время судебного разбирательства выживший капитан «Лузитании» Уильям Тернер (адмирал Джон Фишер и первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль пытались сделать его козлом отпущения) сначала говорил, что торпеда была одна, потом — что две. Через много лет он признал, что торпеда все-таки была одна. На суде делались попытки выяснить, что же все-таки находилось в трюмах «Лузитании», но они жестко пресекались судьей Джоном Бигманом. Вскоре после суда он ушел в отставку и назвал дело «Лузитании» чертовски грязным. Капитана Тернера оправдали. Было ощущение, что власти что-то скрывают, с другой стороны, то, что пассажирские корабли во время войны частенько перевозят военные грузы, было секретом Полишинеля.

На самом деле конспирологии здесь не так уж много. Если кто-то скажет, что британские адмиралы звонили по доисторическому мобильнику Вальтеру Швигеру и сами выводили его на цель, то да, это, конечно, бред. Но действовать можно куда тоньше. А проще было вовсе не действовать.

У Артура Конан Дойля есть роман «Торговый дом Гердлстон». Там упоминаются бессовестные бизнес-операции, осуществленные Джоном Гердлстоном и его сыном Эзрой, в том числе перевозка товаров на ветхих судах. Из контекста ясно, что старый Гердлстон просто ждет, когда они пойдут на дно, чтобы получить страховую премию. Не столь лицемерный Эзра подбивает отца нанять кого-то и утопить хотя бы одну из этих посудин, но отец возражает — ведь это уже преступление, а вот в том, чтобы не мешать естественному ходу вещей, нет ничего плохого.

Так, может, Адмиралтейство тоже всего лишь не мешало ходу вещей, в котором было кровно заинтересовано? Как известно, в прошлом веке на войне какой-нибудь командир дивизии мог обречь на верную гибель сотни людей ради того, чтобы отвлечь противника от направления главного удара — как в повести Юрия Бондарева «Батальоны просят огня». Лорды Адмиралтейства могли решить, что ради полномасштабного вовлечения США в мировую войну вполне допустимо пожертвовать несколькими сотнями жизней — пусть даже речь идет о гражданских лицах. Тем более что для этого просто надо было ничего не делать.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector